Великие финансисты мира

Уважаемые инвесторы, в это издание мы решили включить интересную, на наш взгляд, информацию для каждого, кто начинает пробовать свои силы на фондовом рынке. Конечно, те, кто уже интересовался историей становления фондовых бирж, встречали рассказы о величайших финансистах XIX-XX веков в различных книгах разных авторов или находили информацию в Интернете. Мы также решили посвятить данную главу небольшим историям из жизни уникальных профессионалов, работавших на фондовых рынках мира.

Данная глава вошла в книгу, чтобы познакомить вас с людьми, добившимися высочайших успехов в сфере финансов и ставшими легендами. Возможно, истории успеха этих людей помогут вывести свой Закон успеха. Мы не берем на себя смелость классифицировать, анализировать жизнь и работу этих людей, но знание истории их жизни позволят понять философию и методы (подход к бизнесу) их работы и, возможно, найти способ развить свои таланты, а также выработать тактику (стратегию) работы на современном фондовом рынке. Проанализировав личные качества великих мира финансов, вы сможете не только изучить их, но и рассмотреть применительно к себе. Надеемся, что эти рассказы помогут сориентироваться в современном фондовом рынке.

Джордж Сорос

Джордж Сорос – явление, относительно недавнее на политическом небосклоне. До 1980 года этот человек не был известен за пределами Уолл-Стрита. Его связи ограничивались биржевыми кругами. Тем более интересен его путь, формы, методы и результаты как благотворительной, так и финансовой деятельности. Итак, представляем вашему вниманию Джорджа Сороса (урожденный Дердь Шорош).

Когда Соросу присуждали почетную степень в Оксфорде, на вопрос, как его следует представлять, он ответил: «Я хочу, чтобы меня называли финансовым, филантропическим и философским спекулянтом». Почетному доктору не откажешь в чувстве юмора. Кстати сказать, эта черта играет не последнюю роль на данном поприще.

Будущий финансист родился в 1930 году в Будапеште. Его отец, по профессии юрист, был выходцем из России, пережил Октябрьскую революцию. В 1947 году семья переехала в Великобританию. Здесь Джордж окончил Лондонскую школу экономики и в 1956 году перебрался в США, привлеченный возможностями, открывшимися там для предпринимательства. Свою деловую карьеру будущий «король спекулянтов планеты» начал в качестве биржевого маклера, играя на разнице курсов Нью-Йоркской и Лондонских бирж. Больших капиталов это не давало, зато он приобрел полезный опыт и связи. В 1961 году, получив американское гражданство, Сорос начал работу над созданием инвестиционного «Квантум фонда», ставшего ядром системы высокодоходных фондов «Квантум групп».

Эти структуры занимались прогнозированием рыночных колебаний в разных уголках мира, быстро скупали и продавали местную валюту. Каждая тысяча долларов, вложенная в «Квантум», дала к 1994 году 2 млн долларов. Сверхприбыли получались за счет сверхрисков. Например, однажды, играя в гольф, Сорос услышал, что американо-японские отношения осложнились. Он тут же отдал распоряжение за полтора часа до закрытия биржи продать весь пакет акций японских компаний. Маклер умолял его передумать, посоветоваться с экспертами, но Сорос оставался непреклонен. И выиграл!

На следующий день правительство ввело ограничения на торговлю с Японией, и курс акций обвалился. Его выигрыш был огромен.

Чаще он выигрывал для своих клиентов. И так умело и долго, что к июню 1981 года от журнала «Инститюшнл инвестор» он удостоился титула «Величайший в мире управляющий капиталом». Как правило, мир финансов считают рациональным, а курсу акций обязательно присуща внутренняя логика. Нужно только постичь эту логику, и тогда разбогатеешь! Сорос мир финансов считает скорее нестабильным, и даже хаотичным. Сорос убежден, что не математика правит финансовыми рынками. Ими правит психология, точнее, стадное чувство. Стоит понять, когда толпа ринется за той или иной акцией, валютой или сырьем, и удача сама найдет инвестора. Цены на акции, облигации и валюты зависят только от людей, которые их покупают и продают. В свою очередь, трейдеры зачастую действуют под влиянием эмоций, а не в соответствии с заранее принятой стратегией торговли.

Такова вкратце теория Джорджа Сороса. Остается добавить, что никто не преуспевал так долго на финансовых рынках, как он. Ни Уоррен Баффетт, ни Питер Линч, ни даже Д. Ганн, к истории которого настало время перейти.

«Нужно постичь хаос, и тогда вы разбогатеете!» Джордж Сорос

Бывало, он терпел убытки: во время биржевого краха в октябре 1987 года он неверно оценил тенденцию на рынке акций. Тогда он лишился 300 млн долларов. Дальнейшие его действия заключались в сведении убытков до минимума В 1998 году в России мистер Сорос потерял 2 млрд долларов

Уильям Делберт Ганн

Делберт Ганн – величайший из людей, бывавших когда-либо на Уолл-Стрит.
Он вошел в историю, и его методы до сих пор используются успешными трейдерами во всем мире. Без сомнения, имя Ганна является легендарным в биржевом мире.

Уильям Делберт Ганн родился 6 июня 1878 года на ферме в Техасе. В его семье было 11 детей, они все жили в очень маленьком доме без каких-либо изысков. Молодой Вилли в течение трех лет ходил в школу в Лафкин за семь миль и мечтал стать бизнесменом. Но поскольку работа, которую он мог выполнять на ферме, была важнее для семейства, Уильям никогда не оканчивал начальную или среднюю школу. Как на старшего сына, на него возлагалась особая ответственность, и те годы работы на ферме, возможно, положили начало его привычке напряженно работать. Несколько лет спустя Уильям стал работать в брокерской конторе в Тексаркане, а по вечерам посещал бизнес-школу. В 1903 году в возрасте 25 лет он совершил судьбоносный переезд в Нью-Йорк, где начал торговать на товарной и фондовой биржах. В 1908 году он открыл свою собствнную брокерскую контору «В.Д. Ганн и Ко.» (W.D. Gann and Co.) на углу 18-й стрит и Бродвея.

Используя свой метод технического анализа, Ганн заработал более 50 млн долларов прибыли на биржах! На сегодняшних рынках это составляло бы около 500 млн долларов! После многих десятилетий невероятного успеха Ганн переехал в Майами, во Флориду, где продолжил свои исследования вплоть до своей смерти 14 июня 1955 года.

Ганн основывал свои методы торговли на «времени», а не на «цене», подобно многим сегодняшним системам. Это позволило Ганну определять не только, когда изменится тренд, но также и лучшую цену для входа в рынок или выхода из него. Методы Ганна были столь точны, что в присутствии представителей основной финансовой публики он совершил 286 сделок в течение 25 торговых дней как на длинных, так и на коротких позициях. Из них 264 сделки были прибыльными!

 

В 1933 году Ганн совершил 479 сделок в течение года, 422 - были прибыльными. Доход на его капитал составил около 4000%. В большинстве случаев Ганн давал заранее точные цены, по которым определенные акции или товары будут продаваться, вместе с ценами, близкими к преобладающим затем значениям, которые не были затронуты.

Во время своей карьеры Ганн постоянно повторял эти невероятные торговые достижения, давая удивительные прогнозы для множества рынков за год вперед. Ганн использовал закон природы и геометрические пропорции, основанные на круге, квадрате и треугольнике, которые столь же эффективны сегодня на фондовых и товарных биржах, как и 50 лет назад. Его методы работают на любом рынке и временном отрезке. Его методы кажутся многим трейдерам немного необычными и даже мистическими, но в прошлом столетии они подтверждались снова и снова. В.Д. Ганн был «Ученым Уолл-стрит», он мог за год предсказать вершину «бычьего» рынка. Одним из его поразительных достижений был прогноз по акциям на 1922 год, выпущенный в декабре 1921 года.

Этот прогноз указывал первую вершину «бычьей» волны в апреле, вторую - в августе и последнюю вершину и окончание «бычьего» рынка - в период с 8 по 15 октября. И поразительно, средние цены двадцати промышленных акций достигли наивысшей отметки 14 октября и снизились на 10 пунктов за тридцать дней с этой даты. Ганн предсказал большое снижение в течение ноября. Он указал в прогнозе: «С 10 по 14 ноября будет паническое падение». В течение этого периода произошло серьезное снижение акций, многие упали на 10 пунктов и более в течение четырех дней, и 14 ноября были достигнуты самые низкие средние цены для 1 500 000 акций, торгуемых на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Замечательные предсказания Ганна основаны на чистой науке и математических вычислениях.

Вот слова Уильяма Делберта Ганна, в которых, по всей вероятности, заключен весь его опыт.
«В течение прошлых десяти лет я все свое время и внимание посвятил спекулятивным рынкам. Подобно многим другим я потерял тысячи долларов и испытал обычные подъемы и падения, присущие новичку, который входит в рынок без предварительного знания предмета. Вскоре я начал понимать, что все успешные люди, будь то адвокаты, врачи или ученые, тратят годы на изучение и исследование своей специальности или профессии, прежде чем зарабатывать на этом деньги».

Сказанные мистером Ганном слова вошли в историю навсегда, поскольку история повторяется, а жадность и желание большой прибыли по сей день свойственны человеческой натуре. Мы можем оглянуться в прошлое и воспользоваться элементами его исследований, а также образом мыслей. Без сомнения, имя В.Д. Ганна является легендарным в мире торговли, а его уроки действительно ценны для нас.

Уоррен Эдвард Баффетт

Уоррен Баффетт – великий консерватор! Злые языки до сих утверждают, что он страшный скупердяй, вероятно, это преувеличение, но, как знать, может, именно скромность и консерватизм позволили ему в настоящее время называться финансовым гуру и человеком, открывшим деньги, как «Моцарт открыл музыку».

Уоррен Эдвард Баффетт (Warren E. Buffett) родился в 1930 году в Омахе, штат Небраска. Его отец был владельцем брокерской фирмы и конгрессменом от республиканцев. Еще мальчиком Уоррен начал проявлять интерес к бизнесу.

Когда ему было всего шесть лет, он купил упаковку из шести бутылок кока-колы в магазине своего деда за 25 центов и перепродал бутылки по отдельности по пятаку за штуку. Так инвестор заработал свои первые пять центов.

В колледж он поступил под нажимом отца. Пенсильванским университетом молодой человек остался недоволен, он жаловался, что и так знает больше. И спустя два года перевелся в университет Небраска-Линкольн. Будучи студентом, Баффетт работал полный рабочий день, что не помешало ему получить диплом всего за три года обучения. Отец настаивал на поствузовском образовании, и Уоррен вновь без особого энтузиазма подал документы в Гарвард. Гарвардская бизнес-школа отказала тогда будущему инвестору-миллиардеру с формулировкой «слишком молод». Но для самого Баффетта тот отказ стал судьбоносным: он отправился в Нью-Йорк и поступил в Колумбийский университет, где преподавал знаменитый инвестор того времени Бенджамен Грэм. Встреча с ним изменила жизнь Уоррена Баффетта. Теперь же Бенджамен Грэм стал непосредственным руководителем Баффетта, который по окончании учебы стал единственным студентом, когда-либо получавшим на курсе Грэма высшую оценку (А+). Влияние наставника было настолько велико, что Баффетт пытался получить работу в его конторе. Он был готов трудиться даже бесплатно, но был отвергнут.

«Слишком молод» - с таким вердиктом Гарвардская бизнес-школа отказала Уоррену Баффетту в возможности поступления.
Баффетт вернулся в родной город, женился и пытался заниматься инвестициями в заправочные станции Texacа и недвижимость, но эти попытки не принесли ему успеха. Однако через некоторое время удача ему улыбнулась: Бенджамен Грэм пригласил-таки Уоррена поработать в своей фирме. Он вновь переезжает в Нью-Йорк. Баффетт проводит целые дни за анализом отчетов Standard & Poor's в поисках инвестиционных возможностей. Именно тогда его взгляды начинают расходиться с философией учителя.

Принимая решение об инвестициях, Грэм рассматривал лишь бухгалтерскую отчетность компании, мало интересуясь ее управлением. Баффетт же все больше задумывался над другим вопросом: как работает компания и что делает ее лучшей среди себе подобных? За шесть лет работы на контору Грэма Баффетт увеличил личный капитал с 9,8 тыс. до 140 тыс. долларов, после чего вновь вернулся в родную Омаху и создал свое первое инвестиционное товарищество. Интересно, что он смог убедить целую группу инвесторов Омахи, каждый из которой вручил ему по 25 тыс. долларов. Баффетт же на тот момент смог поместить только 100 долларов своего капитала. Его назначают генеральным менеджером компании, и дело стартует. Уоррен начинает скупать акции, выгодные, с его точки зрения. Цель же он себе поставил минимальную: бить рост Dow Jones своими средними 10% в год. Когда товарищество распустили в 1969 году, инвестиции Баффетта выросли на 29,5% (сравните с Dow, который за это же время вырос всего на 7,4%).

Принцип Баффетта - инвестировать только в те компании, которые ему лично нравятся. Такие компании, как American Express, Wells Fargo, Coca-Cola, Gillette, Washington Post - впечатляли его более всего. И вложения в них практически никогда не подводили миллиардера.

В 11 лет Уоррен сделал свой первый шаг и на фондовом рынке. Он купил три акции компании Cities Service, заплатив 38 долларов за каждую. Вскоре цена акций упала до 27 долларов. У юного инвестора хватило благоразумия подождать, пока курс вновь начнет расти, и вскоре он смог продать акции по 40 долларов. Каково же было его разочарование, когда курс подскочил до 200 долларов. Этот случай стал для Баффетта первым уроком терпения.

В 1962 году Баффетт начинает покупать акции в New Bedford Mass, а точнее, его интересовал текстильный завод под названием Berkshire Hathaway с ценой меньше чем 8 долларов за акцию. На тот момент американская текстильная промышленность увядала под натиском иностранного производства, но Баффетта это не смутило. Он начал развивать столицу Беркшира, в том числе страхование. Это оказалось классическим ходом Баффетта. В то время страховые компании лучше инвестировались, чем другие. Страховые взносы - это оплаты вперед, а значит, обеспечивался приток наличности для дальнейшего создания различных фондов. Такие фонды назывались «плавающими», и скоро Беркшир стал производить миллионы долларов. Механизм сработал, и это оказалось самой большой новостью после обморочного состояния страны с 1930 года. Баффетт всегда находился в поисках других ценностей, продолжая делать покупки, заполняя свой портфель акциями твердых компаний, которые поднимались в стоимости, стоило только восстановить их опору.

Однако рано или поздно самый большой инвестор покинет сей мир. И что тогда случится с Berkshire Hathaway? Наверняка это будет одной из самых больших драм Уолл-стрит. Высокая стоимость акций компании напрямую зависит от самого большого владельца пакета акций, так как именно он поддерживает работоспособность компании. И неизвестно, сможет ли кто-то достойно заменить Баффетта на этом посту. Все равно случится что-либо с Berkshire Hathaway Inc. или нет, но урок, преподанный Уорреном, уже изучается во всех уголках мира, и следующие пока еще маленькие Баффетты уже вносят свой вклад в развитие школы инвестирования.

Когда ему было всего шесть лет, он купил упаковку из шести бутылок кока-колы в магазине своего деда за 25 центов и перепродал бутылки по отдельности по пятаку за штуку. Так инвестор заработал свои первые пять центов.

Питер Линч

Питера Линча газета «Уолл-Стрит Джорнэл» назвала одним из величайших инвесторов в истории за замечательную деятельность в качестве менеджера известного фонда «Маджеллан фанд» (Magellan fund), принадлежащего «Фиделити» (Fidelity).

Линч, выросший в предместье Бостона, был вынужден работать, поскольку отец умер, когда ему было всего 10 лет, и Линчу приходилось помогать прокормить семью.

Линч пошел учиться в «Бостон колледж» на стипендию кадди, затем в Уортон, где получил МВА, и, наконец, в 1969 году был принят в «Фиделити». Работу начал исследователем-аналитиком, специализируясь на металлургической промышленности. В 1974 году его повысили до должности директора исследовательского отдела, а три года спустя - назначили руководителем фонда «Маджеллан». Будучи менеджером крупнейшего фонда, за всю историю развития рынка Питер Линч уделял много времени личному общению с клиентами и партнерами. Он также предпочитал большую часть работы выполнять сам: назначать по 40-50 встреч в месяц, делать несколько десятков звонков ежедневно.

При этом он отводил всего 15 минут в год на анализ рынка и ровно столько же - на анализ макроэкономических показателей. Благодаря Линчу рынок обратил внимание на таких лидеров роста, как Dunkin Donuts, Pier 1 Imports и Тасо Bell. По мнению Линча, лучшие результаты достигаются именно за счет медленного, но стабильного роста, например, как акции компаний Chrysler и Stop-n-shop, стоимость которых за 15 лет выросла в 20 раз.

В 80-е годы Линч презирал манию слияний, охватившую страну, предпочитая инвестировать в более прозаичные возможности, например сеть похоронных бюро, - это то, что в конце концов потребуется каждому. Он советует искать такие акции рядом с домом, где вы каждый день соприкасаетесь с товарами и услугами выпускающих их компаний. В своем эссе «Охота на десятикратницу» (Stalking the Tenbagger) он показывает, как одна из таких мелких компаний запросто может превратиться в прославленную десятикратницу - компанию, чьи акции потенциально могут вырасти в десятикратном размере.

Его простая инвестиционная философия гласит: «Выбирайте предприятие, которым может управлять любой дурак, потому что рано или поздно дурак, вероятно, его и возглавит».

Линч избегал работать с опционами и фьючерсами и всегда считал, что главное в инвестировании - поймать переломный момент в судьбе каждой компании.

Марио Габелли

Марио Габелли, сравнивающий себя с пилотом реактивного истребителя, построил финансовую империю, включающую в себя институциональную брокерскую фирму, управляющую компанию взаимных фондов и фирму для управления капиталом, консультирующих институциональных и частных инвесторов. Изумительный успех и его личная энергия принесли ему прозвище супермарио.

Как и Питер Линч и некоторые другие известные выборщики акций, Габелли, выросший в Бронксе, впервые заинтересовался фондовым рынком, когда работал мальчиком на поле для гольфа, обслуживая управляющих компаний. После учебы в университете «Фордэм» он получил МВА в Колумбийском университете, где на него оказал большое влияние профессор, преподававший анализ ценных бумаг в духе педантичного и консервативного Бенджамена Грэма.

В 1967 году Марио Габелли начал свою уолл-стритовскую карьеру в качестве аналитика автозапчастей в фирме «Лоуб роудз» (Loeb Rhoades), а затем в «Уильям Д. Виттер» (William D. Witter). В 1977 году он основал «Габелли эссет менеджмент» (Gabelli Asset Management). Габелли, читающий годовые отчеты так, как другие читают романы, в процессе создания фирмы, управляющей активами свыше 10 млрд долларов, заработал репутацию неустанного работяги. «Это для меня не работа, - говорит он, - это моя страсть. Некоторые люди собирают произведения искусства или ездят на лошадях, или играют в замках Ирландии. Мне нравится выбирать акции». Для этой цели существует множество дней с 5 утра и до 9 вечера и даже происходящие время от времени совещания персонала по воскресным дням.

Хотя Габелли - и трудоголик, он имеет и легкомысленные стороны, что отразилось в названии фонда, ориентированного на глобальные информационно-развлекательные компании, - «Габелли глобал интерэктив кауч потэйто фанд» (Gabelli Global Interactive Couch Potato Fund). В переводе с английского это звучит приблизительно как «Глобальный интерактивный фонд домоседов Габелли». Что касается его инвестиционного стиля, то в статье «Как выиграть большой шлем» он среди прочих стратегий рассказывает о том, как искать «катализаторы».

Одна из них - введение идеи «частной рыночной стоимости», то есть сколько могла бы стоить общественная компания, если бы она стала частной. Он любит исключать такие расходы, как налоги, амортизация и проценты, с тем чтобы получить более достоверные данные о чистом доходе и активах.

Другая представленная им идея - искать нечто, названное Габелли «катализатором», то есть событие, которое может поднять цену акций компании, например слияние или изменение в государственном регулировании.

Чарльз Доу

Чарльз Доу - один из основателей газеты «Уолл-Стрит Джорнэл» и создатель индекса Доу-Джонса для акций промышленных компаний - представлял собой серьезную половину в партнерстве с ярким Эдди Джонсом.

Доу родился в сельской местности штата Коннектикут, его отец умер, когда ему было всего шесть лет. Он провел всю свою жизнь в газетном бизнесе. В 16 лет он начал работать в местной еженедельной газете учеником наборщика и репортером. Следующей его работой была ежедневная газета в Спрингфилде, штат Массачусетс. Позднее он стал нью-йоркским корреспондентом ежедневной газеты в городе Провиденс, штат Род-Айленд. Поскольку он охотнее отдавал предпочтение исследовательской работе и анализу, чем работе свободного репортера, он устроился на другую работу, где его задачей стало освещение акций горных компаний для «Нью-Йорк мэйл энд Экспресс» (New York Mail and Express). Написанные им финансовые передовицы были, как сообщают, первыми в ежедневной прессе.

Примерно в 1880 году Доу поступил в информационное агентство, где убедил руководство нанять своего старого друга Эдди Джонса, который объявился в Нью-Йорке и рассказал Доу, что у него проблемы с долгами и с женой. Джонс начал освещать работу Нью-Йоркской фондовой биржи. В конце концов в 1882 году Доу и Джонс решили основать свою собственную новостную фирму, сосредоточившись на фондовом рынке и используя для доставки новостей мальчиков на посылках. Их первый офис находился под заведением, торговавшим содовой, на цокольном этаже дома № 15 на Уолл-стрит. Большую часть своего рабочего дня они проводили, посещая банкиров, финансистов и членов биржи. Чтобы отслеживать приливы и отливы фондовых рынков, Доу один создал Индекс Доу-Джонса. Первый индекс, рассчитанный 3 июля 1884 года, представлял собой среднюю цену 11 акций и получил название «железнодорожный индекс» (Dow Jones Railroad Average), поскольку 9 из 11 акций были выпущены железнодорожными компаниями. К 1896 году Доу ввел средний промышленный индекс, который определялся как среднее арифметическое цен на 12 акций. Значение индекса на закрытие первого дня составляло 69,93 пункта (суммарная стоимость входящих в него акций на тот момент составляла 769,23). В 1928 году число акций, используемых для расчета индекса, было увеличено до 30, каким оно остается и в настоящее время. NYSE (New York Stock Exchange) обновляет и публикует индекс DJIA каждые полчаса в течение всего биржевого дня. В 1928 году в методику расчета индекса было внесено изменение: вводился специальный множитель (текущий делитель -current divisor), призванный предотвратить искажения значений, вызванные дроблением акций (stock split), выплатой дивидендов, изменением в составе его листинга.

Фондовый индекс может характеризовать как рынок в целом, так и отдельную отрасль экономики (промышленность, транспорт , и т.д.).

Венцом всех трех индексов на сегодняшний день является Dow Jones Composite Average.

Dow Jones Composite Average -включает 65 акций, входящих в другие индексы семейства Dow Jones и торгуемых на NYSE.
Методология расчета индексов за все время практически не менялась, однако входящие в листинг акции менялись неоднократно. Из всех включенных в расчет индексов акций только General Electric может похвастаться завидной устойчивостью, остальные же акции то входили, то выходили из него и вообще пропадали с рынка. Следует заметить, что в Dow Jones достаточно долго не включались акции компаний «новой экономики», их включение принесло значению индекса большие хлопоты. Хотя, стоит признать, факт включения повысил представительность индикатора и приблизил его состав к реальному раскладу сил на фондовом рынке США. Фьючерсы на индексы Dow Jones торгуются в Чикаго на бирже Chicago Mercantile Exchange.

Улыбнитесь вместе с нами

Забавные высказывания аналитиков фондового рынка

Тренд скорее продолжится, чем переломится.

Относительно теплая погода в течение следующих 10 дней дает возможность покрыть дефицит печного топлива за прошлый год.

Историю последних двух лет можно разделить на три этапа, вместе составляющих техническую комбинацию отмеренного хода.

Лучше подождать дивергенции, которая на осцилляторах появится лишь после нынешней мини-консолидации

Инвестору нужно уметь рисковать, без рисков дело может прогореть.

Акции торгуются по тем же ценам, по которым открывались торговаться

Рынку некуда деваться, кроме как расти

Вчерашнее незакрытое окно мы выбираем в качестве поддержки...Кто РАО торгует, тот в цирке не смеется.

Основной причиной снижения стало воскресное бурное восхождение.

Сегодня ждем окончательного падения РАО «ЕЭС России», по итогам дня акция вырастет на процент

В дальнем отрезке кривой доходности преобладали неагрессивные покупки.

Восходящее движение рынка происходит в русле нисходящего тренда, укладывающегося в рамки бокового коридора.

После сильного «вытряха» из шортов рынок может пойти на 550 пунктов.

Успешно идет процесс «выбивания» «медведей» из шортов.

При отсутствии словесных интервенций рынок, скорее всего, просядет.

Нейтральный новостной фон был нейтральным.

Рекомендуем продолжать удерживать шорт, понемногу сокращая его на провалах.

Разнонаправленное движение рынка явилось следствием переваривания решений американского суда по делу ЮКОСа.

«Рождественское ралли», плавно переходящее в майские праздники. Заминка в росте фондовых индексов выглядит
обнадеживающе.

Подросшие нефть и металлы скрашивают присутствующий негатив.

Как только на рынке появляется «медвежья» морда, хищника заталкивают назад в берлогу, а выход оттуда запломбировывают
большим количеством денежных знаков.

Игроки рассчитывали на поглощение вышерасположенных стопов, что должно было подбросить цены прямо к их оферам.

Нефть ознаменовала себя резким ростом стоимости.

Предстоящая неделя может пройти под знаком продолжения консолидации с преобладанием тяготения к повышению.